Чем строже – тем лучше: почему добросовестному бизнесу и потребителям выгодно жесткое техническое регулирование

Чем строже – тем лучше: почему добросовестному бизнесу и потребителям выгодно жесткое техническое регулирование

Одна из основных задач государства – очистить сферу подтверждения соответствия от недобросовестных участников.

В последние несколько лет в России идет реформа системы аккредитации: формируется так называемая инфраструктура доверия для бизнеса, государства и потребителей, которая гарантировала бы безопасность товаров, поступающих в обращение на российский рынок. Одна из основных задач – очистить сферу подтверждения соответствия от недобросовестных участников. Почему это важно сделать в первую очередь, рассказывает Ихсан Бозкурт, владелец ГК «Серконс», одного из лидеров рынка подтверждения соответствия продукции.

фото: Чем строже - тем лучше: почему добросовестному бизнесу и потребителям выгодно жесткое техническое регулирование

– Министерство экономического развития стремится ужесточить требования, предъявляемые к органам по сертификации и к лабораториям. Не затруднит ли это их работу?

– Это положительно повлияет на результат их работы. К сожалению, у нас на первом месте оказалась не реальная проверка продукции, а формальная безответственная выдача – иначе не скажешь – бумажек. Предприимчивые компании активно штамповали сертификаты соответствия, не проводя испытаний.

Сейчас очень популярны заводские испытания, только в кавычках. Объясню, что я имею в виду. Есть продукция, которая, согласно техническому регламенту, должна пройти испытания в независимой аккредитованной лаборатории. А есть продукция, испытания которой может провести изготовитель, если у него есть собственная лаборатория. То есть изготовитель сам проводит испытания, сам составляет протокол по их результатам и на основании этого протокола принимает декларацию о соответствии продукции.

На деле это часто означает, что никто никаких испытаний не проводит, нет ни экспертов, ни оборудования, а завод-изготовитель вообще не в курсе. Одни и те же лаборатории «рисуют» протоколы на что угодно: и на продукты питания, и на стройматериалы, и на бытовую технику. Такие мошеннические схемы составляют примерно треть рынка.

– Раньше участники рынка заявляли о том, что к органам, подтверждающим соответствие, в РФ и в ЕАЭС предъявляют разные требования при условии, что выданные ими документы имеют равный юридический вес. Этот дисбаланс по-прежнему существует?

– Да, и это действительно большая проблема для нас. Уровень технического регулирования в разных странах ЕАЭС разный. В некоторых из них получить протоколы испытаний проще и дешевле, их система совершенно не прозрачная, и, разумеется, бизнес активно этим пользуется. Был случай, когда в Армении ухитрились оформить протокол – вдумайтесь! – на буровую установку, изготовленную в Тюмени. Разве кто-то на самом деле потащит установку весом в 40 тонн на испытания из Тюмени в Армению?

При этом каждая страна ЕАЭС защищает свой рынок, сформировать доверие к системе аккредитации на самом деле очень тяжело. Если вы действуете жестко и резко, ваши заявители просто уйдут, а это означает потерю денег и рабочих мест. Думаю, что потребуется время, прежде чем система подтверждения соответствия станет унифицированной.

 Сейчас вы уже ощущаете какие-то значимые результаты реформы?

– Конечно! Министерство экономического развития и Федеральная служба по аккредитации видят проблемы и принимают определенные меры.

Теперь недействительные сертификаты и протоколы можно оперативно отзывать – для этого появился соответствующий механизм. Ограничивается количество протоколов, которые может выдать та или иная лаборатория, чтобы это соответствовало ее реальным возможностям: количеству сотрудников и техническим мощностям.

К сожалению, многие компании пока не готовы вкладывать дополнительные средства в развитие лабораторий и подготовку экспертов, которых при этом еще и не хватает. Как следствие, недобросовестные игроки снова и снова находит возможности обойти закон, и это грозит демпингом ответственным компаниям.

Чтобы обновить оборудование, требуются большие расходы. Например, внесение поправок только в один ГОСТ может вынудить заменить 10 – 12 видов оборудования. Помимо этого, мы вкладываемся в подготовку экспертов, совместно с крупными образовательными организациями разрабатываем различные программы.

Я считаю, что государство должно идти навстречу ответственным аккредитованным лицам, поддерживать эти инициативы. Из-за недобросовестных конкурентов наши мощности пока задействованы лишь на 30%.

– Но, как говорится, спрос рождает предложение. Насколько самим компаниям нужны качественные, но более продолжительные и дорогие испытания?

– Есть компании двух типов. Одни, в основном это крупные производители, заботятся о своей репутации. Им нужна качественная экспертиза. Порой они проводят различные лабораторные испытания и исследования, даже когда не обязаны этого делать.

Второй тип – это компании, которые стремятся сэкономить побольше и продать подешевле. Они как раз и получают документы в других странах ЕАЭС или в подставных заводских лабораториях. Условно говоря, мы оформляем сертификат три недели, а стоит это 50 тысяч рублей, а они хотят получить его за пять дней и заплатить только 10 тысяч. Но где гарантия, что речь идет о действительно безопасной продукции?

– Как, на ваш взгляд, можно бороться с мошенническими схемами?

– Законодательно. Надо создавать единые для всех правила работы, понятные всем условия, чтобы все игроки могли конкурировать честно.

Я уже говорил, что, например, добровольные испытания продукции должны проводить аккредитованные лаборатории. Пока же, по моим оценкам, ситуация такова, что 99% этих протоколов просто фикция. Орган по сертификации и лабораторию нужно объединить в рамках одного юридического лица: такие правила уже существуют в области пожарной безопасности, и поэтому сейчас там намного больше порядка.

Я считаю, что государству просто нужно довести начатое до конца. Серьезному бизнесу выгодно строгое регулирование: производители и потребители начнут мыслить иначе. Российские заказчики будут отказываться от импорта, а у нас появится возможность отправлять продукцию на экспорт.

По материалам Pronline.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *